Главная » Статьи » Методики » Методики

Детская фобия на темноту (сеанс НЛП- коррекции)

Детская фобия на темноту

сеанс НЛП- коррекции


Клиент (К) – мальчик, 8 лет. Терапевт (Т) – Павел Барабаш.
Женщина обратилась с просьбой помочь ребенку (мальчик 8 лет), по ее рассказу мальчик боялся темноты с 4 лет, спать мог только при включенном свете. До этого женщина обращалась несколько раз к психиатрам и к экстрасенсу. Сеанс психологической терапии проходил в жилом домике на базе отдыха, вечером, когда на улице была уже темно. Далее, приводится последовательность действий, с небольшими сокращениями,  включая элементы установления раппорта. Мы сидим в комнате, где на столе расположены его рисунки акварелью. В комнате диван, несколько стульев и кресло. Мальчик сидит в кресле справа.
Т: Привет! Ну, и как тебя зовут герой?
К: Ваня.
Т: Ваня, давай знакомиться. Меня зовут дядя Павел.
Какое-то время молчим, даю ему возможность присмотреться. Рассматриваю его рисунки.
Т: Это ты так здорово нарисовал?
К: Да, у меня еще есть.
Т: Мне нравится, очень хорошие рисунки.
Видно, что ему нравится похвала. Щеки его порозовели, и голос стал громче. А рисунки и в самом деле хорошие. Теперь можно переходить к сути. Основная задача этого диалога – создать доверительные отношения, без которых немыслима психотерапевтическая работа.
Т: Ваня, а вечером ты ходишь на рыбалку?
К: Нет, мне нельзя?
Т: Что такое происходит, когда ты выходишь на улицу?
К: Я боюсь.
Вид психологического сопротивления – конфлуэнция, т.е. у клиента размыты границы контакта со средой. Из контекста ясно, о чем идет речь, но в данном случае я посчитал целесообразным уточнить.
Т: Ваня, а чего ты там  боишься?
Показываю рукой на дверь, чтобы временно диссоцировать его от травмирующей ситуации. Сейчас самая главная задача заключение контракта с клиентом на изменение.
К: Темноты.
Говоря это, он прикасается правой рукой к грудной клетке, что может служить невербальным сигналом, указывающим на место, где он физически ощущает свой страх. Далее я пытаюсь выделить фигуру, с которой мы будем работать.
Т: А что бы ты хотел Ваня, когда выходишь на улицу?
К: Не бояться.
Цель формулируется через отрицание, поэтому несколько уточняющих вопросов.
Т: Не бояться чего?
К: Темноты.
Т: Ты этого хочешь?
К: Да!
Т: А что ты будешь делать, если перестанешь бояться?
К: Я смогу тогда ходить ночью с мальчишками на речку и сидеть у костра. Смогу печь картошку.
Говорит живо. У него есть позитивная цель, и он мотивирован на ее достижение. Поэтому можно идти дальше. Далее у меня большое желание поговорить с темнотой в духе гештальт подхода. Другой вариант повысить логический уровень, чтобы повлиять на поведение. Это терапевтическая вилка. Сдерживаю это желание и предлагаю поговорить  о способностях. У него есть способность бояться темноты. И можно уточнить, как он знает, что он боится. Мне кажется полезным здесь фрустрировать клиента.
Т: Ваня, а как ты знаешь, что ты боишься.
К: Просто знаю.
Т: А  где ты испытываешь страх?
К: Не знаю.
Т: Может быть в пятке, или в животе?
К: Не знаю.
Т: Так у тебя есть страх?
К: Да.
Т: Ну и  где же он прячется?
К: Не знаю.
Т: А хотелось бы тебе узнать, где он прячется?
К: Да!
Т: Ну, тогда сходи и узнай! Выйди прямо сейчас на улицу и узнай, где он появляется в твоем теле, в руке, голове, или в пятке…
Ваня выходит только в коридор, и быстро возвращается.
К: Здесь…
Он показывает на грудь правой рукой (в то же самое место, что и раньше).
Т: Хорошо, садись вот рядышком со мной. А в школе, где ты учишься, по какой системе ставят оценки по пяти бальной или десяти бальной?
К: По 10 - бальной.
Т: А вот эти картинки ты рисовал?
К: Да, я.
Т: Хорошо, а что у тебя по рисованию в школе, сколько баллов?
К: 10… иногда 8.
Т: Это сама высокая оценка?
Спросил еще и потому, что мать показывала его картинки, написанные акварелью и мелками.
К: Да, самая высокая.
Т: А как ты теперь «страшишься»? На сколько баллов?
Сознательно превращаю существительное «страх» в глагол «страшиться», в результате происходит подмена слова «бояться» на слово «страшиться». В НЛП такая процедура называется деноминализацией абстрактных существительных, образованных от процессов.
К: Я не знаю насколько.
Т: Ну, тогда выйди на улицу, узнай, и быстро возвращайся.
К: На десять баллов…
Отвечает, быстро вернувшись, фактически он только приоткрыл дверь на улицу, сам оставался в коридоре.
Т: Точно на десять?
К: Сейчас схожу, еще раз проверю.
Опять быстро возвращается.
К: Точно, на десять.
Подтверждает он вернувшись. Ему уже явно нравится эта игра, в которую мы с ним играем.
Т: Хорошо, садись вот сюда рядышком. Ваня, тебе удобно в этом кресле?
К: Удобно.
Расслабляет мускулатуру и усаживается удобнее.       
В дальнейшем страх будет называться с прописной буквы, потому что весь диалог будет происходить как с некоторой частью, которая отвечает за конкретное поведение. Но сначала эту часть следует идентифицировать.
Т: Ваня, у тебя есть Страх, ты ощущаешь его вот здесь в груди, и он такой большой, что он на десять баллов? Это так?
К: Да?
Т: Ваня, а ты хотел бы поговорить со своим Страхом?
К: А зачем с ним разговаривать?
Т: Это же твой Страх. Как и твоя рука, нога. И твой Страх оберегает тебя от темноты. Ну, может быть с ним можно договориться, чтобы он позволил тебе ходить ночью с мальчишками на речку. Хотел бы ты поговорить со своим Страхом?
К: Хотел бы.
Т: Что если мы его посадим на стул?
Соглашается. Далее в духе гештальт подхода.
Т: Давай положим какую-нибудь вещь, которая будет страхом. Положи сам.
Берет куртку, выворачивает куртку наизнанку и кладет на стул.
Т: Ваня, спроси у Страха, хочет он с тобой поговорить?
К: Страх, ты хочешь со мной поговорить?
Т: И что он сказал тебе?
К: Ничего не говорит, молчит.
Т: Тогда пересядь на стул и возьми куртку. Будешь ему помогать. А я буду Ваней.
Садится на стул и берет куртку. Я сажусь в кресло.
Т: Страх, ты можешь поговорить со мной?
К: Могу.
Кивает головой.
Т: Спасибо тебе Страх. За то, что он такой хороший, что согласился со мной поговорить.
Теребит куртку. Далее мы выясняем основную потребность страха, или его позитивное намерение, как это принято называть в НЛП.
К: Пожалуйста.
Т: Страх, расскажи, ты какой?
К: Большой, очень большой…опасный.
Т: Страх, а что хорошего в том, что ты заставляешь  Ваню страшиться темноты?
К: Ничего.
Т: Чего ты  добивается этим?
К: Я  хочу, чтобы он падал и набивал себе синяки и шишки.
Ваня ведет себя как «Родитель», жестикулирует правой рукой. Голос жесткий. Предполагаю, что здесь есть интроекты, унаследованные от родителей [2, 9]. Я также слышу негативную формулировку, поэтому предполагаю, что существующий ответ является промежуточным и маскирует позитивную цель. Для определения позитивной цели  продолжаю задавать вопросы, двигаясь по индукции вверх.
Т: Это очень интересно. Спасибо Страх за честный ответ…  - а зачем тебе это нужно, чтобы Ваня падал и набивал себе синяки и шишки?
К: Тогда, Ваня не будет нравиться девочкам.
Опять потребность формируется клиентом через отрицание. Поэтому продолжаю задавать вопросы.
Т: Спасибо, Страх, что ты так заботишься о Ване,   а зачем тебе нужно, чтобы Ваня  не нравился девочкам?
К: Тогда они не будут называть его бабником.
Ваня краснеет. Голос дрожит. Вот он «интроект»!
Т: Спасибо Страх. А если Ваню не будут называть бабником, то кем он будет?
К: Он будет нормальным мальчиком.
Получен позитивный ответ, теперь за него имеет смысл зацепиться. Можно даже переименовать эту часть личности, что в данном случае оказывается удачной идеей.
Т: Так ты Страх хочешь, чтобы Ваня был нормальным мальчиком. Это же здорово.  Спасибо, что он такой хороший. Спасибо тебе за то, что ты заботишься о Ване. Какой же ты Страх? Ты настоящий друг. А можно я буду называть тебя тогда Другом?
К: Можно.
Кивает головой. То, что мы сейчас сделали, это рефрейминг (переформирование)  субличности на уровнях миссии и идентичности.
Т:  А ты будешь с Ваней дружить?
К: Буду.
Т: Друг, а ты разрешишь Ване ходить на речку с мальчишками ночью и печь картошку, если он будет нормальным  мальчиком?
К: Разрешу.
Т: А ты будешь Ваню защищать в темноте, если он будет нормальным мальчиком?
К: Буду.
Т: А  каким Ваня будет, если он будет нормальным и будет темно?
К: Он будет уверенным.
Т: Каким еще?
К: Сильным и осторожным.
Предлагаю положить Друга (куртку)  на стул и вернуться в кресло. Какое-то время сидит, потом выворачивает куртку обратно (!). Оставляет ее на стуле. Возвращается в кресло.
Т: Ваня, я твой Друг. Я забочусь о тебе. Я хочу, чтобы ты был нормальным мальчиком. А ты хочешь, чтобы я, твой Друг, заботился о тебе?
В руках держу  куртку. Пытаюсь говорить его голосом, голосом ребенка.
К: Хочу.
Т: Ты уверен в этом?
Меняет посадку, подается корпусом вперед.
К: Да.
Сажусь на свой стул рядом. Куртку оставляю на стуле.
Т: Ваня, у тебя много друзей… хороших. У тебя есть один из них, еще один друг, который помогает тебе хорошо рисовать. Он очень умный и такой выдумщик. Когда ты рисуешь картины, то он здорово тебе помогает. Он как настоящий волшебник. Покажи, как он выглядит.
Дальше мы играли в Добрых Волшебников, которые обучали Друга быть сильным, уверенным, внимательным и осторожным. Мне затруднительно все это выразить словами, т.к. там было много невербального.  Это заняло минут 15.
Т: Ваня, кто на том стуле сидит?
К: Мой друг.
Прошу его убрать стул и одеть куртку. Мне хочется проверить, как сейчас он реагирует на темноту.  Для этого надо завершить цикл контакта и ассимилировать полученный опыт осознания.
Т: Давай я тебе фокус-покус покажу. Смотри внимательно… «тэкс-фэкс»…
Показываю ему фокус с исчезновением пальца. Он рассчитан на детей 3-5 лет.
К: Я тоже так могу.
Повторяет. Сейчас самое время провести проверку, закрепить полученный результат на уровне убеждения.
Т: Ваня, у меня к тебе просьба. Сходи на улицу и принеси мне сосновую шишку, их много под деревом, но мне нужна маленькая и ровненькая. Я хочу показать всем очень интересный фокус.
Ваня вышел на улицу один. Мать стала волноваться. Пришлось ее успокоить. Ваня вернулся минут через 10 минут, с сосновыми шишками в руках и в карманах. Визуально было видно, что цвет кожи лица у него розовый, дыхание ровное и глубокое, поза тела - симметричная, опора на правую часть тела (внешний контур). Куртку он держал в руке.
Т: Ваня, насколько баллов теперь ты страшился?
К: Я забыл… ну,… может быть балла на два или один…
Такой ответ меня вполне устраивает, т.к. в темноте следует соблюдать некоторую осторожность.
Сеанс  занял не более 50 минут по времени. В следующие дни  мальчик ходил с ребятами на речку,  где они жгли ночью костер, пекли картошку на углях   и рассказывали страшные истории. Дополнительно мне удалось выяснить, что возможной причиной возникшей фобии было неудачное объяснение матери факта, почему отец не живет вместе с ними. Мальчик не хотел быть "бабником", как его отец. Фобия на темноту появилась у мальчика вскоре после ухода отца из семьи, и продолжалась почти четыре года. 
Если пройтись по шагам метода, то их можно записать в следующей последовательности:
Шаг 1.              Калибровка сигналов доступа к бессознательным ресурсам.
Шаг 2.              Установление раппорта с частью личности.
Шаг 3.              Определение позитивного намерения части.
Шаг 4.              Создание альтернативных способов поведения.
Шаг 5.              Экологическая проверка созданных способов поведения.
Шаг 6.              Взятие частью ответственности за новые способы поведения.
Приведенная последовательность действий может отличаться, т.к. каждый шаг рейфрейминга - это только ориентир для психолога и требует творческого подхода, с учетом контекста. В рассмотренном случае 5 и 6 пункты поменялись местами, т.к. затевать диалог с другими возможными частями личности, как этого предписывает классическая схема [2], скорее всего, было бы трудно организовать. С другой стороны, экологическая проверка была проведена в натурном испытании альтернативных способов поведения.

 ©   Барабаш П.И., http://www.mynlp.ru/
Категория: Методики | Добавил: admin (08.07.2013)
Просмотров: 899
Всего комментариев: 0
avatar